Ваш город:
ЕОЭС - Евразийская организация экономического сотрудничества
31.08.2017 18:32

Комментарий Верховного комиссара по финансам и инвестициям ЕОЭС Олега Прексина в преддверии саммита БРИКС в КНР

Комментарий Верховного комиссара по финансам и инвестициям ЕОЭС Олега Прексина в преддверии саммита БРИКС в КНР

Саммит БРИКС в Китае в этом году разбит на два этапа: с 31-го августа по 2-ое сентября пройдут встречи рабочих групп Делового совета БРИКС в Шанхае, а 3–4 сентября на полях встречи лидеров БРИКС в Сямынь состоится и бизнес-саммит БРИКС.

Бизнес заинтересован в углублении взаимодействия стран БРИКС, в том числе в усилении координации действий в G20 и B20, МВФ и Всемирном банке, а также в Совете по финансовой стабильности и других организациях, которые относят к так называемым учредителям стандартов. Исходя из личных впечатлений от участия в работе Деловой двадцатки или деятельности Международной банковской федерации, отмечу, что во всех этих организациях у представителей БРИКС есть немалые резервы для углубления взаимодействия, усиления координации, а соответственно, и для существенного повышения общей роли в глобальном управлении.

В годовом отчете Делового совета БРИКС, который в Сямынь будет представлен лидерам «пятерки», выделяются проекты учреждения международного рейтингового агентства стран БРИКС и создания новой международной системы платежных карт. Эти инициативы впервые были выдвинуты два года назад в период российского председательства в БРИКС и активно обсуждались при подготовке саммита в Уфе. Работа над ними шла во время председательства Индии и продолжается при китайском председательстве в числе приоритетных проектов, по которым созданы специализированные рабочие группы.

Следует отметить новую китайскую инициативу по коллективному усилению мощностей страхования и перестрахования торгово-экономического оборота и инвестиционного сотрудничества стран БРИКС. Китайская сторона также поставила акценты на сотрудничество по линии малого и среднего бизнеса, особенно в сфере высоких технологий и «зеленой экономики», а также на взаимодействие в области инфраструктурного строительства. Продвигая создание общей транспортно-логистической сети в Евразии и на других континентах (это и Африка с опорой на ЮАР, и Латинская Америка, где транспортно-логистическое развитие способна возглавить Бразилия), государства БРИКС подводят основу под устойчивых рост, обеспечивая мощный импульс углублению взаимодействия.

Особое внимание инфраструктуре уделяет «Большая двадцатка», по инициативе которой еще во время саммита в австралийском Брисбене был запущен международный инфраструктурный хаб в Сиднее. Впрочем, прошли годы, но что-то не слышно о реализации инфраструктурных проектов континентального масштаба. А ведь, возможно, это главный резерв ускорения глобального роста, который в том же в Брисбене лидеры G20 обещали поднять на 2 процентных пункта против ожидавшихся тогда 3%, то есть до 5% годовых. Сейчас, дай Бог, сохранить те же 3%, которые тогда казались гарантированными.  

Чтобы понять, какие резервы кроются в форсированном развитии инфраструктуры, достаточно вспомнить историю выхода США из Великой депрессии, пути экономического подъема Индии или развития России после отмены крепостного права. Крупномасштабное дорожное строительство с созданием разветвленной транспортно-логистической сети послужило стимулом для развития многих отраслей и регионов. Так почему бы не обратится к нему и теперь, когда ситуация в мировой экономике остается непростой и весьма неустойчивой?

Примечателен опыт сооружения в конце XIX – начале XX веков Китайско-Восточной железной дороги (КВЖД), которая пролегла от Читы через обязанный ей своим основанием Харбин к побережью Тихого океана. Этот крупнейший для своего времени инфраструктурный проект был реализован при финансовой поддержке западноевропейских государств стран, таких как Франция и Германия.

Сегодня на китайской стороне решаются любые вопросы дорожного строительства, тогда как с российской – немало проблем. Между тем Россия способна предложить восточным и западным соседям самый короткий и безопасный путь через Евразию, что может вылиться в крупнейший инфраструктурно-логистический проект ХХI века. А начать его можно со строительства небольшого отрезка скоростной железной дороги параллельно той, что по высочайшему волеизъявлению двух императоров была в рекордные сроки проложена более века назад, а сегодня перегружена и нуждается в модернизации.

Дорога от китайско-российской границы до столицы Забайкальского края города Читы составляет порядка 460 километров. При использовании лучшего мирового опыта железнодорожного строительства ее сооружение можно уложить в полтора–два года. При этом, без остановки движения по существующей ширококолейной дороге, закрывается масса проблем. В случае строительства новой железнодорожной ветки с узкой колеёй, что является стандартом и для Китая, и для Евросоюза, открывается возможность разгрузить пограничный переход, где сегодня происходит замена колесных пар, и существенно ускорить доставку грузов в первый крупный российский город, расположенный у Транссибирской железнодорожной магистрали и федеральной автомобильной трассы. С завершением строительства уже заложенного под Читой крупного логистического хаба появится крупнейший товарораспределительный центр не только в Байкальском регионе, но и во всей Центральной Сибири, заточенный на рост и диверсификацию торгового оборота между Российской Федерацией и Китайской Народной Республикой.

Новая дорога от приграничного Забайкальска до Читы с современной логистикой даст толчок развитию ныне дотационного региона за счет создания дополнительных рабочих мест и производственных мощностей, а в случае продолжения трассы экономический эффект от данного проекта усилится. По подсчетам экономистов, планируемая 800-километровая высокоскоростная железнодорожная магистраль (ВСМ) Москва – Казань, проходя через Нижний Новгород, поможет поднять валовой региональный продукт Нижегородской области на 70% за счет развития сопутствующих трассе бизнесов, инфраструктуры, сферы обслуживания. Также подсчитано, что вся эта магистраль принесет в бюджет дополнительных 2,5 триллиона рублей уже за первые 10 лет эксплуатации. В разных отраслях появятся свыше 350 тысяч рабочих мест, а российская промышленность получит заказов более чем на 300 миллиардов рублей. Даже если от строительства высокоскоростной железнодорожной магистрали в Забайкальском крае экономический эффект будет ниже в разы, он все равно способен коренным образом улучшить ситуацию в регионе.      

Выход новой скоростной трассы, предназначенной в первую очередь для грузовых перевозок, через Урал и Центральную Россию к границам Евросоюза даст альтернативу нынешним 40-дневным поставкам грузов морским путем с Восточного побережья Тихого океана в Гамбург или Хельсинки. Ускорение наземных товарных потоков за счет расшивки узких мест и системного использования методов цифровой экономики позволит существенно снизить себестоимость железнодорожных перевозок и составить конкуренцию морским даже по тем товарным позициям, по которым морские отгрузки сегодня кажутся безальтернативными.

Помимо наработок из области транспортно-логистического строительства, причем речь идет как о самой инфраструктуре, так и о подвижном составе, где между китайскими и российскими предприятиями намечается производственная кооперация в дополнение к той, что сложилась с группой «Сименс», особый интерес представляет опыт Поднебесной по формированию международных финансовых центров (МФЦ). К настоящему времени в глобальном рейтинге таких центров, помимо занимающего четвертую строчку Гонконга, значатся до дюжины городов континентально Китая, прочно утвердившихся в первой части списка из без малого 90 МФЦ всех континентов, а Москва и Санкт-Петербург его практически замыкают. В ближайшие месяцы свой проект по учреждению в Астане оффшорного финансового центра по типу Дубая запускает Казахстан. Новый центр будет действовать на основе англо-саксонского права, что является стандартом для МФЦ, но необычно для постсоветских государств. В число акционеров планируемой в составе астанинского финансового центра международной фондовой биржи в предварительном порядке уже согласилась войти Шанхайская биржа…Так почему и России не попробовать создать МФЦ вместе с Китаем, например, на острове Большой Уссурийский рядом с Хабаровском или в трансграничной зоне рядом с Забайкальском? Почему бы двум странам-членам Группы двадцати не попытаться в открытом диалоге с партнерами по группе учредить «образцово-показательный» оффшорный центр, на который в дальнейшем придется равняться всем остальным подобным центрам, чтобы остаться в зоне легитимных финансовых операций.

Поднимая валютную тематику, мы часто говорим об использовании в международных расчетах национальных валют. Здесь кроется масса «подводных камней» в связи с неизбежным накоплением неликвидных остатков на счетах в слабых валютах. При неравномерном развитии стран БРИКС лидером в валютной сфере является Китай и использование китайского юаня во взаимном обороте будет расширяться. Еще рано говорить о коллективной валюте БРИКС, хотя для такой валюты евразийских стран «пятерки» есть привлекательное имя «RICH», состоящее из начальных букв названий национальных валют России, Индии и Китая в английском написании. Возможно, вопрос этот встанет в будущем. Но почему бы сейчас не пойти на расширение использования для расчетов по взаимной торговле и инвестициям специальных права заимствования (СДР), в корзину которых вошел китайский юань, постепенно подменяя ныне доминирующие во взаиморасчетах доллар США и евро? СДР как относительно стабильная единица может стать удобным инструментом и для торговых расчетов, и для проведения инвестиционных операций.

Возвращаясь к работе Делового совета БРИКС, отмечу актуальность укрепления взаимодействия бизнеса с Новым банком развития (НБР). На 1 сентября запланирована встреча актива Делового совета с руководством этого банка, благо его штаб-квартира находится в Шанхае. Также подготовлен проект документа, определяющего принципы взаимодействия делового сообщества с коллективным банком развития БРИКС, который предполагается подписать в рамках саммита. По итогам диалога с руководством НБР ожидается выделение группы банковских специалистов, которые вместе с представителями Делового совета будут на постоянной основе работать над проектами, представляющими взаимный интерес. Наверное, соответствующая группа целесообразно сформировать и в Деловом совете БРИКС.

Помимо Нового банка развития БРИКС, есть еще один интересный для бизнеса многосторонний банк развития – Азиатский банк инфраструктурных инвестиций, где Китай, Индия и Россия по размеру участия в капитале обладают возможностью определять направления деятельности. Оба института вкупе с фондом условных валютных резервов БРИКС и другими подобными структурами уже составляют особое звено инфраструктуры глобального финансового рынка, которое, правда, еще не в полной мере используется в БРИКС для укрепления позиций и взаимодействия.

Успешной работе новых банков развития поможет формирование совместными усилиями бизнеса и власти многоуровневого блока инвестиционных проектов и программ с охватом трех и более стран БРИКС. Хотя круг государств, заинтересованных в совместной деятельности, намного шире, а для отдельных проектов вполне достаточно и представителей пары стран-участниц.

Полезно применить выдвинутую в Валдайском клубе в качестве перспективного пути глобализации формулу БРИКС+/БРИКС++ к развитию интеграционных процессов в Евразийском экономическом союзе (ЕАЭС) во взаимодействии со странами Шанхайской Организации Сотрудничества (ШОС) и СНГ. В любом случае, развивая внешнеэкономическое партнерство по схеме ЕАЭС+/ЕАЭС++ или БРИКС+/БРИКС++, для всей этой группы государств более целесообразна новая финансовая архитектура совместного пользования, чем создание нескольких отдельных систем с ограниченными возможностями и небольшим числом участников.

В целом от встреч в Шанхае и Сямынь следует ждать новых инициатив по реализации масштабных многосторонних проектов в рамках государственно-частного партнерства. Крупные транспортно-логистические проекты влекут за собой множество проектов меньшего масштаба со своими бенефициарами и выгодами. Документальное закрепление принципов и направлений взаимодействия Делового совета БРИКС с Новым банком развития может стать образцом для аналогичных договоренностей с другими многосторонними институтами развития, что в свою очередь поможет переводу взаимоотношений бизнеса и власти на качественно новый уровень в интересах экономического роста и общего повышения благосостояния.


Другие новости по теме:
Что вы об этом думаете?
ВКонтакте
Facebook
Смотрите также:
Интересные статьи

Главные новости

Новости партнеров

Загрузка...