Ваш город:
Независимый публицист
05.06.2019 09:25

ПРАВО НА ЗАЩИТУ, КАК ОСНОВА СПРАВЕДЛИВОГО СУДА

ПРАВО НА ЗАЩИТУ,  КАК ОСНОВА СПРАВЕДЛИВОГО СУДА

Авторская статья руководителя юридической клиники Европейского института Justo, директора ЮК Департамента правовой помощи - Романа Устинова, о правоприменительной практике применения судами части 2 статьи 49 Уголовно Процессуального Кодекса Российской Федерации.

В Российской Федерации признается и гарантируется право на защиту каждому, кто подвергся уголовному преследованию, любое ограничение данного права признается существенным нарушением уголовно-процессуального закона, влекущим признание полученных доказательств недопустимыми, а состоявшееся судебное решение в силу закона подлежащим отмене. Реализация права на защиту закреплено как в специальных правовых нормах которые определяют правовой статус лица (п. 3 ч. 4 ст. 46, п. 8 ч. 4 ст. 47 УПК РФ), так и в общих нормах уголовно-процессуального закона определяющих правила и порядок уголовного судопроизводства, к основным нормам в частности относятся (ст. ст. 11, 14, 15, 16, 18, 19, 50, 52, 96, 119, 120, 164, 172, 189, 195, 198, 215, 217, 219, 235, 240, 244, 247, 271, 292, 293 УПК РФ), приведенные выше нормы уголовно-процессуального закона содержат определенные требования и обязанности органа, лица в производстве которого находиться материалы уголовного дела, а равно возникающие при производстве по уголовному делу у привлекаемого лица права, в адрес которого выдвинуто подозрение либо обвинение в совершении преступления, в том числе право на защиту, реализация которого по смыслу УПК РФ допускается всеми не запрещенными законом способами.

По своей правовой природе, право на защиту проходит красной нитью во всем уголовно-процессуальном законе, находя свое отражение либо в прямом требовании статей УПК РФ, либо в опосредованном виде, но в любом случае в правовой взаимосвязи с основополагающими принципами уголовного судопроизводства закрепляющими основу и порядок осуществления уголовного преследования лица, в строгом соответствии букве закона. С учетом приведенных выше законоположений, следует выделить отдельно стадию рассмотрения уголовного дела судом, поскольку именно в этот период подсудимый приобретает право на приглашение защитника из иных лиц наряду с адвокатом, таким образом реализуя свое право на защиту посредством практического применения судом положений ч. 2 ст. 49, ч. 1 ст. 50 УПК РФ.

Практика обеспечения судами реализации такого права подсудимого, как приглашение защитника из иных лиц наряду с адвокатом показывает необъяснимое отрицание возникающего права, при этом судами в основном не рассматриваются доводы подсудимого, им не дается должная правовая оценка, не выясняются обстоятельства предусмотренные ст. 72 УПК РФ которые препятствуют участию в деле защитника, напротив, суд идет по пути наименьшего сопротивления, указывая что поскольку в деле имеется профессиональный адвокат, суд считает право на защиту не нарушенным.

Тем не менее такое толкование судами действующего уголовно-процессуального закона не допустимо и противоречит принципам правосудия, в условиях которых именно на суд на момент рассмотрения уголовного дела судом возлагается обязанность создать условия подсудимому для реализации права на защиту (ч. 2 ст. 16 УПК РФ), к существу которого в том числе относиться право на выбор и приглашения защитника.

Ограничивая подсудимого в праве на выбор защитника, ставит последнего в зависимое положение от судьи в чьем производстве находиться материалы уголовного дела, нарушается принцип состязательности и равноправия сторон, поскольку таким образом сторона обвинения получает явное преимущество перед стороной защиты, нарушается баланс интересов. К указанному выводу неоднократно приходил Конституционный Суд РФ который в своих Определениях указывает на выявленный Конституционно-правовой смысл положения ч. 2 ст. 49 УПК РФ -
- Определение Конституционного Суда РФ от 19 февраля 2009 года № 152-О-О (извлечение) «…Конституционный Суд Российской Федерации неоднократно указывал, что одним из способов защиты от предъявленного обвинения, который не только не запрещен, но и прямо закреплен частью второй статьи 49 УПК Российской Федерации, является приглашение для участия в судебном заседании по ходатайству обвиняемого в качестве защитника одного из его близких родственников или иного лица; отказ суда в предоставлении обвиняемому возможности воспользоваться этим способом и тем самым - ограничение гарантируемого статьей 45 (часть 2) Конституции Российской Федерации права может иметь место лишь при наличии существенных к тому оснований»

- Определение Конституционного Суда РФ от 25января 2018г. (извлечение) «...Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации, определяя обеспечение подозреваемому и обвиняемому права на защиту в качестве принципа уголовного судопроизводства, устанавливает, что данное право они могут осуществлять лично либо с помощью защитника и (или) законного представителя (часть первая статьи 16); в качестве защитников по уголовному делу допускаются адвокаты (часть вторая статьи 49 и статья 50). Вместе с тем применительно к судебной стадии уголовного процесса одним из способов защиты от предъявленного обвинения, который не только не запрещен, но и прямо закреплен частью второй статьи 49 УПК Российской Федерации, является приглашение для участия в судебном заседании по ходатайству обвиняемого в качестве защитника наряду с адвокатом одного из его близких родственников или иного лица, которое допускается к такому участию по определению или постановлению суда; при производстве у мирового судьи указанное лицо допускается и вместо адвоката. При этом, как неоднократно отмечал Конституционный Суд Российской Федерации, отказ суда в предоставлении обвиняемому возможности воспользоваться этим способом защиты и тем самым ограничение гарантируемого статьей 45 (часть 2) Конституции Российской Федерации права могут иметь место лишь при наличии существенных к тому оснований, одним из которых является неспособность предполагаемого защитника оказывать юридическую помощь подсудимому и выполнять другие свои процессуальные обязанности (определения от 21 октября 2008 года № 634-О-О, от 28 мая 2009 года № 792-О-О и от 20 февраля 2014 года № 227-О); часть вторая статьи 49 УПК Российской Федерации не предполагает право суда произвольно - без учета иных положений данного Кодекса, обстоятельств конкретного дела и особенностей личности приглашаемого в качестве защитника - отклонять соответствующее ходатайство обвиняемого (определения от 22 апреля 2005 года № 208-О, от 11 июля 2006 года № 268-О, от 18 декабря 2007 года № 917-ОО, от 19 февраля 2009 года № 152-О-О, от 22 апреля 2010 года № 486-О-О, от 21 апреля 2011 года № 577-О-О, от 28 мая 2013 года № 696-О, от 27 октября 2015 года № 2319-О, от 26 апреля 2016 года № 708-О, от 29 сентября 2016 года № 1763-О и др.).

К указанным выводам на основе правовых позиций Конституционного Суда РФ приходит и Верховный Суд РФ, который в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 30 июня 2015г. № 29 "О практике применения судами законодательства, обеспечивающего право на защиту в уголовном судопроизводстве" дает разъяснения судам -
-«Право на защиту каждого, кто подвергся уголовному преследованию, признается и гарантируется Конституцией Российской Федерации (статьи 17, 45, 46, 48, 123), общепризнанными принципами и нормами международного права и международными договорами Российской Федерации в качестве одного из основных прав человека и гражданина. Порядок реализации данного конституционного права определяется Уголовно процессуальным кодексом Российской Федерации, при применении норм которого должны учитываться правовые позиции Конституционного Суда Российской Федерации и практика Европейского Суда по правам человека. Обеспечение права на защиту является обязанностью государства и необходимым условием справедливого правосудия. Согласно п. 11 указанного Пленума ВС РФ следует - «При разрешении ходатайства обвиняемого, заявленного в соответствии с частью второй статьи 49 УПК РФ о допуске одного из близких родственников или иного лица в качестве защитника, суду следует не только проверять отсутствие обстоятельств, указанных в статье 72 УПК РФ, но и учитывать характер, особенности обвинения, а также согласие и возможность данного лица осуществлять в установленном законом порядке защиту прав и интересов обвиняемого и оказывать ему юридическую помощь при производстве по делу. Тем не менее при рассмотрении ходатайств подсудимого о допуске защитника в порядке ч. 2 ст. 49 УПК РФ суд в основном продолжает отказывать в удовлетворении, без учета правовых позиций Конституционного Суда РФ и разъяснений Пленума ВС РФ, что в последующем приводит к отмене состоявшихся приговоров и апелляционных определений в Кассационной инстанции.

Так Президиумом Московского городского суда под председательством Ольги Александровны Егоровой по результатам рассмотрения кассационной жалобы приговор отменен в связи с нарушением права на защиту - Постановление Президиума Московского городского суда от 13 мая 2016 г. по делу N 44у-146/16, отменяя приговор, в частности Президиум указал (извлечение) «...Суд первой инстанции, отказывая в удовлетворении заявленных Казанковой Г.П. ходатайств о допуске наряду с адвокатом в качестве защитников Грозновой Е.Б. и Сосниной А.М., сослался на отсутствие оснований для допуска лиц в качестве защитников наряду с адвокатом, а также указал о том, что защиту подсудимой осуществляет профессиональный адвокат. Между тем судом не было учтено, что в соответствии с правовой позицией Конституционного Суда РФ, выраженной в Определении от 11.07.2006 г. № 268-О, отказ суда в предоставлении обвиняемому возможности воспользоваться закрепленным в ч. 2 ст. 49 УПК РФ способом защиты свидетельствует об ограничении гарантируемого ч. 2 ст. 45 Конституции РФ права и может иметь место лишь при наличии существенных к тому оснований, в том числе, предусмотренных уголовно- процессуальным законом обстоятельств, исключающих участие защитника в производстве по уголовному делу. При этом по своему конституционно-правовому смыслу содержащаяся в ч. 2 ст. 49 УПК РФ норма не предполагает право суда произвольно - без учета других норм УПК РФ, в частности ч. 1 ст. 50 УПК РФ, предоставляющей обвиняемому право пригласить для участия в уголовном деле нескольких защитников, отклонять соответствующее ходатайство обвиняемого, а обязывает суд разрешить этот вопрос, руководствуясь требованиями УПК РФ, положениями Конституции РФ. Таким образом, решение, принятое судом по ходатайствам осужденной о допуске в качестве защитника, не отвечает указанным требованиям закона, а мотивы, по которым указанным лицам отказано в допуске к участию в деле, приведенные судом в постановлении, противоречат требованиям ч. 2 ст. 49 УПК РФ, ч. 1 ст. 50 УПК РФ.», «...Президиум Московского городского суда приходит к выводу о том, что при рассмотрении уголовного дела было нарушено право осужденной К.Г. на защиту, в связи с чем приговор суда и апелляционное определение подлежат отмене, а уголовное дело - направлению на новое судебное разбирательство, в ходе которого необходимо рассмотреть уголовное дело с соблюдением процедуры уголовного судопроизводства и принять решение, основанное на требованиях уголовного и уголовно-процессуального законов.», аналогичных выводы содержаться в Постановлении Президиума Московского городского суда от 07.12.2018г. дело № 4у-5512/2018, в Постановлении Президиума Московского городского суда от 21.12.2018г. дело№ 4у-6552/2018.

Системный анализ указанной судебной практики, правовых позиций Конституционного Суда РФ позволяют сделать следующий вывод - реализация права на защиту посредством приглашения защитника из иных лиц наряду с адвокатом является исключительным правом подсудимого, ограничение которого допускается лишь в исключительных случаях, прямо предусмотренных законом. При этом необходимо учитывать что суд при рассмотрении уголовного дела выступает гарантом законности, должен обеспечивать равноправие и состязательность процесса сторонам обвинения и защиты, не принимая какую либо сторону, объективно и беспристрастно осуществлять правосудие.

Подводя итог правового анализа рассматриваемой правовой нормы регулирующей допуск защитника из иных лиц наряду с адвокатом, хотелось бы отметить что именно суд, справедливый и беспристрастный, является основой правового государства, сохраняя демократические ценности и охраняя права и свободы каждого, не зависимо от расы, пола, социальной принадлежности, убеждений и политических взглядов, выступая гарантом верховенства права, таким образом воплощая цель и основные задачи правосудия, сформулированные еще древним Римом в выражении - Justitia est fundamentum regni - Правосудие основа Государства.


Другие новости по теме:
Что вы об этом думаете?
ВКонтакте
Facebook
Смотрите также:
Интересные статьи

Новости партнеров

Загрузка...