Ваш город:
Иван Сибиряк
06.11.2016 17:40

Политическая цензурщина в России прирастать будет Сибирью

Политическая цензурщина в России прирастать будет Сибирью

В Новосибирской картинной галерее неизвестный «цензурный орган» 3 ноября запретил (изъял с выставки АРТ-НОВОСИБИРСК 2016) картину Ивана Сибиряка «ДЕМОНОКРАТИЯ».

Фото картины и повествование о событии смотри здесь: zavtra.ru/blogs/politicheskaya_tcenzurshina_v_rossii_prirastat_budet_sibir_yu_

Уважаемые друзья, соратники, коллеги, единомышленники. Я, Иван Сибиряк, расскажу вам сейчас о некоторых, с моей точки зрения, интересных событиях в культурной жизни города Новосибирска. Сразу обмолвлюсь, что события эти интересны не тем, что я (в числе прочих) их непосредственный участник и, пользуясь случаем, решил «попиариться», а тем, что подобные события, по моему твёрдому убеждению, далеко не личные, а общественно значимые.

Начну с фактов:
- 31 октября с.гмоя графическая работа «ДЕМОНОКРАТИЯ» размером приблизительно 100см Х 200см (бумага, акварель, тушь, карандаш) успешно прошла отбор в соответствии с ПОЛОЖЕНИЕМ о Региональной художественной выставке-конкурсе «АРТ-НОВОСИБИРСК-2016», естественно  для участия в этой выставке (www.nsartmuseum.ru/doc/art_novosibirsk_2016.pdf)  Выставком Новосибирского регионального отделения союза художников России в составе Омбыш – Кузнецова Михаила (председатель), Шурица Александра, Бухарова Виктора, Крутикова Александра, Зинченко Николая и Грицюк Тамары одобрил мою работу единогласно.

Чтобы иметь представление  о «камне» повествования – картине ДЕМОНОКРАТИЯ, привожу её фото (извините, любительские).

Политическая цензурщина в России прирастать будет Сибирью

В чём её «соль»? Это графическое изображение истории мира (последней четверти века) в лицах, символах, лозунгах… По правой стороне – история России, левая – заграницы, в центре - символика. Изображения «исторических личностей» сгруппированы в известные сцены, напр. «ГКЧП», «Беловежский сходняк», «расстрел  России», «эпоха запоя», «шнобелевский дэбил», «майдауны» и т.дСцены «врезаются» одна в другую, «перетекают», «взаимо-перекликаются». Что ж поделаешь, если «я так вижу»! Авторская версия истории, какие могут быть ко мне претензии? Я не старался ничего придумать, исказить историю, в картине сплошной реализм.

Политическая цензурщина в России прирастать будет Сибирью

Изображения «исторических личностей» (их более пяти сотен) так же старался сделать максимально приближёнными к оригиналу. Не приемлю карикатур, основанных на бессмысленном коверкании лиц, фигур. Тем более, что в картине, несмотря на её негативное наименование, присутствует множество позитивных личностей. В общем, получилось то, что получилось. Смотрите сами.

Прошу прощения у тех «исторических личностей», которым их изображения не понравятся, тут уж, слегка перефразируя известную «личность» (на картине она в самом низу) - «как шмог».

Политическая цензурщина в России прирастать будет Сибирью

Многое (события, личностей, символы…), которое очень хотелось бы, не изобразил, увы, дефицит площади картины.

- Картина «ДЕМОНОКРАТИЯ» была размещена в экспозиции одного из залов выставки (2-го и в первой половине 3-го ноября она висела на стене среди работ других авторов). Я приехал на выставку около 16-ти часов 3-го ноября и не обнаружил в экспозиции своей работы. На мой вопрос, куда исчезла картина, куратор выставки искусствовед Шабалина Ольга Николаевна, путано и туманно ответила, что в картине были обнаружены некоторые некорректные (нехорошие) «политические моменты» и она была демонтирована (удалена) с экспозиции. Я весьма удивился и задал второй вопрос: «Разве в Российской Федерации существует цензура на художественные произведения, причём цензура политическая, которая по своему усмотрению может определять «политкорректность» произведений и ликвидировать их по мере обнаружения?», - на что куратор Шабалина, смущенно опустив бегающие глаза, пробормотала, что цензуры в РФ нет. На мой последующий, совершенно недоумённый вопрос: «Кто же тогда и на каком основании удалил мою работу с экспозиции выставки?» кураторша, вместо ответа, шустро брызнула вверх по лестнице.

Я, совершенно ошарашенный, в надежде всё-таки получить ответ, кинулся следом, но не тут – то было! Кураторша, круто развернувшись на площадке третьего этажа, отчаянно, как в пропасть кинулась вниз и её мгновенно засосала бурлящая толпа зрителей.

- Немало подивившись подобной спортивности возрастной женщины, я всё-таки решил продолжить начатое расследование таинственного исчезновения моей работы с экспозиции. С теми же вопросами, что и к «брызнувшей» кураторше, я обратился к спокойно, даже величественно, сидящему у собственного многометрового триптиха, занимающего отдельную центральную стену выставочного пространства, председателю Новосибирского регионального отделения союза художников России, заслуженному художнику РФ Иванкину Вадиму, на которые (вопросы) он, ничуть не смутившись обстоятельствами дела,  будто оно и яйца выеденного не стоит, так же весьма спокойно и значительно ответил мне, что скорее всего картина была удалена из-за дефицита места, а возможно, как несоответствующая общей композиции выставки. Далее он пояснил мне, Ивану-дураку, что составление композиции подобной выставки настолько тонкая материя, настолько тонкая…., что специалистов этого дела раз-два и обчёлся… и так далее в этом же роде, извиняюсь, что не всё запомнил, ну дурак, что с меня взять. В общем, осознав, что и тут я не сыщу ответа, начальник как ни крути, есть начальник, что с него взять (как говорится ворон ворону глаз не выклюет), не солоно хлебавши, потихонечку ретировался я от председателя.

На моё счастье невдалеке, в сторонке от публики, я увидел беседующего с женщиной председателя, но другого, председателя   выставкома, народного художника России  Михаила Омбыш – Кузнецова. Он - то, он - то поддержит, ведь голосовал за, принимал мою работу, председатель как-никак… Корректно выждав в сторонке окончание беседы мэтра, я обратился к нему с той же проблемой, мол, так и так, прошла выставком и вот, нету… исчезла…

- Знаю, солидно ответил он, знаю, что удалили, ну что ж тут такого! Вон (называет имя), принёс восемь работ, а взяли только четыре, а у (другое имя) из восемнадцати всего-то - навсего шесть оставили…. Место, место дефицит, вот что я вам скажу, все хотят выставиться, но места не напасёшься на всех…  

- Но у меня всего-то одна-единственная, - решившись перебить мэтра, робко пробормотал я, -одобрена, уже висела. И потом вдруг сняли – это что, цензура?…

- Ну, не повезло, - не обращая внимания на опасный намёк на цензуру, обтекаемо успокоил он меня, - в другой раз повезёт…завтра… - И повернулся спиной, разговор закончен!

После такой оплеухи я уж было решил прекратить расследование, смириться с судьбиной, но увидев члена выставкома, просто художника Бухарова Виктора, подумал, - ладно, последняя попытка. На мой вопрос он печально сказал:

- Знаю, я не присутствовал при этом, но когда приехал сюда и мне об этом сказали – не поверил, думал шутка, пошёл посмотреть своими глазами и убедиться лично. Захожу в зал, смотрю, и правда, нет картины, была и нет! Странно, ведь в картине ничего такого запретного нет, вполне приличная во всех смыслах работа.
- Но почему, почему тогда убрали картину, что это значит? - нетерпеливо возопил я.
- Идиоты, идиотов никто не отменял, - ещё печальнее ответил Бухаров.
- Ну хоть один, - облегчённо вздохнул я, - хоть один…

Час уже был поздний, день предвыходной, все начальники разбежались, расследование моё застопорилось. Пора и мне домой. Завтра праздничный день, выходной, потом суббота и воскресенье, расследование можно возобновить только в понедельник. Утро вечера мудренее, решил я. Будет день (понедельник), и будет пища!

Теперь, когда у меня временно закончились факты, позвольте, друзья, поразмышлять, спросить у вас совета и самому ответить (заочно) тем, кому не имею возможности ответить в глаза.

Уважаемые коллеги, Вадим Иванкин и Михаил Омбыш-Кузнецов, вы меня пытались успокоить, а мне вас придётся огорчить. Вы уверены, что «завтра» для нас наступит? А если и наступит, то будет ли оно именно тем «завтра», о котором вы мечтаете? Вы и правда так уверены, что ваши «корочки» заслуженных и народных прикроют вас от «шабализма»? Под «шабализмом» я понимаю  телодвижения обобщённых «шабалиных» (их мыследвижение мне невидимо), т.е. это телодвижения всей цепочки начальствующих и…в, которые не взирая на Конституцию, законы, здравый смысл в конце-концов, рьяно пытаются установить свой порядок, позарез нужный им для собственного благополучия. Ни на одно мгновение не поверю, что эта кураторша Шабалина О.Н., выдирая из экспозиции мою картину, за Родину ратовала, делала это «телодвижение», так сказать, для общего блага. Нет, уверен, задницу собственную прикрывала от вышестоящих «шабалиных», угождала им, тряслась от страха, как бы чего не вышло, как бы пайки не лишили. А возможно и выполняла прямое указание начальства, а оное, в свою очередь, перестраховывалось перед своим вышестоящим в цепочке, из-за той же пайки.

«Шабализм» особенно опасен тем, что в след ему приходит «гитлеризм». Вы меня, уважаемые коллеги, не защитили от кажущегося вам безобидным «шабализма», подыграли ему, не захотели связываться, или сами «обделались» от страха, а завтра нарвётесь на «гитлеризм», и некому будет вас защитить. Сожгут и «корочки» ваши «бронебойные», и картины… и вас самих. Может быть вы, лично, и не доживёте до «гитлеризма», а дети ваши, внуки? Подумайте хорошенько.

Вот я представлю себе, как художник (писатель, поэт…) вместо того,  что бы талант проявить и душу выложить, что бы истину донести, творя трясётся от страха и только  и думает, как бы «шабалиным» потрафить, что бы они чего –то там «полит-некорректного»  не узрели и… Что же он «натворит» в таком состоянии, бедняга? Отворотясь не насмотришься.

Согласен, что сам я грешен, несовершенен, каюсь и не претендую на истину. Шабалина, вы же, кажется, искусствовед?  Так критикуйте, разложите по косточкам, места мокрого не оставьте, распотрошите мою картину в пух и прах если она этого заслуживает, напишите всё, что о ней думаете, но зачем же хватать руками, топтать ногами, удалять, изолировать физически? Это не только противоестественно, но и, слава времени! – противозаконно, антиконституционно!

Слушал нашумевшую речь Константина Райкина о «насиловании великих деятелей культуры и искусства гос. цензурой, диктатом чиновников».  Смысл её таков: «Давайте бабки и не суйтесь больше  к нам, гениям. Мы сами определим, что народу нужно, что искусство, а что нет. И народ (общественность) то же пусть не суётся со своим свиным рылом в наш элитный ряд» Ему дружно вторил хор либералов: «Не суйтесь, бабки гоните и вон отседова!». Да, уж, наглость – залог успеха, Райкин, будто  Геринг, который говаривал, «я сам буду решать, кто тут еврей, а кто нет».

Но я - то, в отличие от Райкина,  «бабок» ни у кого не брал и не прошу, я творю на свои, и потому имею право требовать – не надо руками, прочь!.

Несколько дней размышлял над «шабалинской тайной», за что? Что неполиткорректного углядела искусствовед и куратор Шабалина (или её кураторы) в моей работе? ЧТО? Что их так смертельно испугало?

Представляю ситуацию, экспозиция монтировалась в сжатые сроки, рабочая суета, картин много, приглядываться к каждой недосуг. Но вот всё развешано и расставлено. Ждут начальство, что бы похвалило, одобрило. Наконец начальство является, благожелательно осматривает экспозицию в общем и целом, улыбается, что ж, совсем неплохо, совсем, затем проходит вдоль стен и глаз цепляет необычная работа, тэк-с-с, что это? Начальство приглядывается и вдруг… ЧТО? Как посмел!? Кто позволил!? Иван Сибиряк, это что ещё за фрукт? Кто такой? Какое имеет право…? (Ну, и так далее и тому подобное.) Немедленно убрать! Что бы духа тут…. Суета, вопли, грохот лестницы… Дело кончено, нет картины – нет человека.

Прекращаю нелепые фантазии и пробую делать осмысленный анализ: «кураторов» смертельно испугала не дорисованная фигура Владимира Владимировича Путина. Других версий у меня нет. Все  исторические личности дорисованы, в цвете, а тут, центральная фигура – и белое пятно, еле заметный карандашный контур!  На что этот Иван-дурак намекает!? Что себе позволяет!? Ох, ох, опять, каюсь,  фантазии попёрли. Да, нет никакого тут злого умысла, просто не успел, не успел дорисовать, с кем не бывает. Время такая субстанция, ни остановить, ни купить, ни занять… Что называется – пролетел. Ну и решил, что ж, потом дорисую, после выставки, всё же понятно и без цвета, в карандаше.

В понедельник, с утреца, двинусь за новыми фактами. Моя цель – вернуть картину в экспозицию выставки.  Как пойдёт этот процесс возвращения блудной дщери  – сообщу сообществу и читателям «завтра» - завтра, или послезавтра…

Возможно у кого-то из коллег «по перу» есть для меня дельные советы (как обломать «шабализм» и восстановить справедливость ), буду премного благодарен. Я тут подумал, а может в прокуратуру? Права нарушены, конституционные. Как вы считаете?

Буду благодарен вашей поддержке, желательно тиражирование этого материала в информационном пространстве.


Другие новости по теме:
Что вы об этом думаете?
ВКонтакте
Facebook
Смотрите также:
Интересные статьи

Главные новости

Новости партнеров

Загрузка...